Интервью Филиппа Старка о проектировании яхт. International Superyacht Society 2007

Легко ли совмещать такую науку как кораблестроение с творчеством?
 
В кораблестроении не больше «холодного расчета», чем в любой другой области науки. Любая профессия, предмет, любой продукт имеют свой расчет… Мой отец всегда говорил мне, что для того, чтобы самолет взлетел — ты должен быть креативен, а вот чтобы он продолжал работать — тебе необходим «холодный расчет». Я стараюсь об этом никогда не забывать. Мне кажется, что причина, благодаря которой я смог так долго продержаться, заключается в способности совмещать эти два момента. Я всегда легко нахожу общий язык с инженерами, возможно потому, что мы изначально уважаем труд друг друга. Хоть мы и не дизайнеры моды, но полностью принимаем и понимаем красоту, изысканность и философию инженерного искусства.
 
Существуют ли какие-либо определенные трудности, свойственные для проектирования яхт?
 
Не будем говорить о технических сложностях, об этом знает каждый, но вы затронули суть проблемы. Это влияет на их размеры и стоимость. На данный момент лодки не являются объектами первой необходимости, они даже не выполняют основную задачу – приносить радость своим владельцам.
 
Если хорошо взглянуть на небольшие спортивные лодки, то можно заметить, что их конструкция настолько архаична и избита, что никакой речи об удобстве быть просто не может.
 
Если и есть человек, который этим наслаждается, то это только тот, кто находится у штурвала; дети же просто пытаются за что-либо ухватиться, в надежде не выпасть; мамы, сидя в кормовой части лодки на нелепых скамейках и окруженные дымом, постепенно глохнут от шума; в свою очередь подростки, расположившись где-нибудь чтобы позагорать, тоже пытаются удержаться на месте, одновременно зарабатывая себе рак кожи.
 
Такие лодки вызывают только смех и нуждаются в коренных изменениях. Нет никакой причины для продолжения этого «недоразумения».
 
Полагаю, что лодочный рынок скоро достигнет того же уровня, что и автомобили в 50-е годы, когда вся продукция была идентичной и лишенной особого назначения. Индустрия распадалась. Все изменилось только тогда, когда производители машин признали необходимость в исследовании новых сегментов рынка и поняли, что настало время быть более современными, удивляющими, сентиментальными… Проще говоря, добились успеха только тогда, когда обратили внимание на те показатели, которые раньше не замечали. Машиностроение того времени — это лодочная индустрия сегодня.
 
Даже если говорить о ценах и рынке мегаяхт сегодня, то вы заметите, что не многие предлагают больше места и уюта. Они сконструированы не для комфорта и удобства владельцев, а только чтобы подчеркнуть влияние и власть денег.
 
И это прискорбно, потому что множество «ноу-хау» и денег потрачены зря. К тому же, есть побочный эффект — недовольство людей, не имеющих такие средства. Люди со средним достатком склоны восхищаться чем-то дорогим, но в то же время качественным… чем-то, что имеет рациональный дизайн. Глупость же и бессодержательность могут вызвать только неприятие. Более того, по мере роста рынка все больше и больше таких лодок «загрязняют» наш ландшафт. Когда вы видите пляжи, усеянные такими нелепыми конструкциями с их циничностью и выраженным мужским шовинизмом, то классифицировать их иначе, как «объекты загрязнения» просто невозможно. Истинной задачей на сегодняшний день является реформа в области морского проектирования. Необходимо чтобы судовождение было открыто для любого пользователя и утратило свой нынешний символизм.
 
Чем вы руководствуетесь при создании лодок? Рассматриваете ли вы проектирование яхт как отдельный раздел дизайна?
 
Мои цели — в корне изменить архитектуру и символизм, перейти к простоте, рациональности и гармонии с природой. Больше ориентироваться на социальные стандарты, чем технические или, что еще хуже, выделять по половым стандартам. Моя работа всегда выгодна и концептуальна. Важна сама цель и конечный продукт. Как люди будут его потом применять, как это повлияет на их жизнь, их образ мыслей, что в свою очередь не может не отобразиться на восприятии мира и желании дарить обществу свою любовь.
 
Каковы ваши взаимоотношения с верфями? Насколько вы оказываетесь вовлеченным в реализацию нового проекта?
 
Я лично выполняю чертежи всех проектов, вплоть до самых маленьких деталей. Моя правая рука, Тэрри Гогуин, разделяет мою любовь к навигации и мы идеально сработались, что помогает нам успешно разрабатывать технические аспекты проектов.
 
Мы скрупулезны во всех мелочах и стараемся не допускать никаких ошибок. Мы хотим, чтобы все было идеально. Отношения к верфям у меня особое, потому что они обладают огромным объемом знаний, но при этом остаются достаточными консерваторами. Они не любят, если им задают вопросы об их работе; повторюсь — они консерваторы по природе. Кроме того, они не желают рисковать, особенно если это будет стоить им дополнительных денег, что, в принципе, объяснимо. Все это приводит к постоянным спорам, обсуждениям и принуждениям.
 
Расскажите нам о полученном опыте при конструировании Wedge Too?
 
Wedge Too — это целая история, что для меня уже положительный аргумент в его пользу. Однажды очень элегантная женщина приехала в мой офис и сказала: «Будьте так добры, спроектируйте мне яхту». На что я сказал «нет» по причинам, которые рассказал ранее. Изложив ей свою точку зрения, я пояснил, что просто обязан ей отказать. Мой ответ ее отчасти удивил и сбил с толку. Но, будучи высокоинтеллектуальной женщиной, она откинулась назад и, игнорируя мои доводы, предложила сконструировать яхту, которая не будет выглядеть вульгарно.
 
Wedge Too – это не та яхта, где мне удалось применить все мои революционные идеи, поскольку проект уже был запущен и верфь была достаточно консервативна, но я смог достичь своей цели. Люди, живущие на ней, очень счастливы и гордятся своей яхтой. Весь мир знает Wedge Too как изящную, выделяющуюся из массы остальных. У меня была одна цель — избавиться от вульгарности и привнести изящество. Она была достигнута.
 
Как бы вы охарактеризовали стиль или стили Филиппа Старка?
 
Я не принадлежу к миру «механики», если так можно выразиться, а к «философии». Там где одни увидят стекло и сталь, я увижу честность, проницательность, нежность, юмор, любовь и так далее. Я не обладаю культурным багажом и моя работа сочетается с нуждами и желаниями человека, который заказывает проект с учетом принятых мною норм этики. Нет никакого стиля или стилей — есть другая логика, тип мышления, иная концепция, подходящая для различных продуктов.
 
Вы сделали дизайн доступным для каждого через предметы и мебель, которые практичны и красивы. Как вы решились приступить к проектированию предметов, каждый из которых желает всякий, но владеют только некоторые?
 
Действительно резонно задать такой вопрос человеку, посвятившему 25 лет своей жизни на разработку дизайна, который благодаря своей демократичности будет доступен максимальному количеству человек.
 
При этом, улучшив качество продукции и снизив цены, потом вдруг спроектировал мегаяхту стоимостью $200 миллионов. Ответ прост — мне не приходится выбирать. Тот, у кого есть всего 2 доллара на покупку детской бутылочки, так же уважаем, как и тот, кто честно проработал всю свою жизнь и теперь может себе позволить яхту за $200 млн.
 
У каждого своя логика и градация. Я придерживаюсь стратегии Робин Гуда, что означает — я использую деньги богатых, чтобы дать бедным…
 
Мы имеем доступ к потрясающим людям с потрясающими идеями, потрясающие средства и это иногда привносит интересные находки, которые мы потом применяем и распространяем. Приведу не самый мой любимый пример, но это сравнимо с Формулой 1 и массовым рынком автомобилей или моделирование модной одежды с одеждой массового пошива. Иными словами, я делаю модную одежду для тех, кто себе может это позволить, и стараюсь получить из этого одежду массового пошива. Это полностью взаимосвязано и ничуть не противоречиво.
 
Есть ли кто-либо в мире проектирования яхт, чью работу вы находите интересной и новаторской?
 
Я не заинтересован в дизайне и дизайнерах в целом, но есть кое-кто, кого я уважаю в данной индустрии. Его зовут Мартин Френсис. Вместе с этим человеком я разработал яхту 394’.
 
Он тот, кто обладает проницательностью, честностью, холодным расчетом, талантом и техникой - все это довольно редкие качества в нашей работе. Его я ценю особенно и истинно наслаждался, работая с ним.
 
Заняты ли вы сейчас в других проектах?
 
Сейчас мы готовим к выпуску яхту 246’. Она будет еще более революционной, чем ее предшественница, но, к сожалению, я пока не могу Вам все рассказать. В данном проекте я смогу полностью воплотить все свои наработки и если сравнивать с яхтой 394’, то полагаю, что мы сможем решить множество вопросов. Люди данной индустрии, видевшие чертежи, сказали мне, что наступит переломное время. Время до и после этих лодок.
 
Что вы можете рассказать нам про эти два проекта?
 
Яхта 394’ обладает многими параметрами, но основным отличием является полная гармония образующих элементов. Внешне яхта больше напоминает рыбу, нежели здание и немного отличается от принятых норм строительства. Тут вы увидите гармонию, иной способ игры света. Это своего рода бесшумная яхта и в любом случае менее видима. Она очень гладкая, практически дематериализованная.
 
Более того, внутри находятся исключительные технические инновации, придающие необычайный комфорт, несмотря на огромные пространства. В большинстве яхт расположены маленькие коридоры, небольшие комнатки и множество сложных предметов. В данном же проекте практически нет коридоров. Вместо этого вы увидите довольно просторные лофты, очень приятные гигантские комнаты с множеством окон. Одним из наиболее инновационных аспектов яхты считается сам корпус, который я разработал совместно с Мартином Френсисом.
 
При скорости в 25 узлов качка с таким корпусом практически равна нулю, а это действительно подтверждает еще раз концепцию гармонии и естественности. Остальные интересные компоненты проекта пока являются инновационными в философском и техническом смыслах. Проект будет закончен приблизительно через 6-8 месяцев. Не знаю, кто будет выполнять строительство яхты 246’ — она предназначена для выдающегося клиента, одного из самых одаренных людей современности.
 
И в заключение?
 
Лежащая в основе идея заключается в том, что хорошие проекты надо делать с хорошими партнерами. Wedge Too был создан для интеллигентной, очаровательной и человечной женщины. Вот и яхта получилось такой же интеллигентной, очаровательной и человечной. Яхта 394’ проектировалась совместно с молодым и гениальным математиком и именно поэтому яхта так же безупречна, как и он. Третья яхта сконструирована для одного из самых образованных людей на земле, одного их самых передовых, можно продолжать бесконечно… поэтому в данном проекте царит интеллект, проницательность и человечность. Проекты — это всего лишь отражения своих хозяев.
 
Philippe Starck. Филипп Старк. Motor Yacht A. 394. 2002
 
Motor Yacht A. 394. 2002
 
Philippe Starck. Филипп Старк. Crystal Boat. 2002
Crystal Boat. 2002
 
Philippe Starck. Филипп Старк. Cat Boat. 2002
Cat Boat. 2002
 
Philippe Starck. Филипп Старк. Wedge Too. 2002
 
Wedge Too. 2002
 
Philippe Starck. Филипп Старк. Taxi Vénitien. 2008
Taxi Vénitien. 2008
 
Philippe Starck. Филипп Старк. H+. 2010
H+. 2010
 
 
Philippe Starck. Филипп Старк. Tofinou 12. 2012
 
Tofinou 12. 2012
поддержать Totalarch