Alessandro Mendini. Алессандро Мендини

Alessandro Mendini. Алессандро МендиниАлессандро Мендини (Alessandro Mendini) — архитектор, дизайнер, художественный критик, историк и теоретик дизайна, выдающийся деятель «радикального», а затем «нового дизайна». Своими теоретическими и практическими работами и частичной переработкой дизайна других Алессандро Мендини, начиная с70-х, внес важный вклад в дискурс постмодернизма. Фигура Мендини, в течение двадцати лет являющегося организатором, координатором, критиком, поэтом и душой обновления итальянской и международной проектной культуры, воплощает в себе лучшие черты деятеля культуры итальянского типа.
 
Родился в 1932 году в Милане. Получил архитектурное образование. В 60-е годы работает в архитектурном бюро «Nizzoli Associati», главным образом в качестве координатора проектных групп; участвует в архитектурных и градостроительных разработках. Тогда же вступает в контакт с представителями архитектурного и художественного авангарда, в частности привлекает к проектированию здания компании «Italsider» в Таранто группу «Superstudio» и известных итальянских концептуалистов Тротту, Фабро и Нагасаву.
 
В 1970 году приглашен на пост главного редактора журнала «Casabella», пришедшего в упадок после смерти возглавлявшего его в 50-е-начале 60-х годов Э. Н. Роджерса. Проявив незаурядный редакторский дар, Мендини быстро выводит журнал из кризиса и превращает его в пользующееся международным авторитетом передовое архитектурное издание, которое, после знакомства Мендини на выставке «Италия: новый домашний ландшафт» (Нью-Йорк, 1972) с представителями «радикального движения», становится рупором итальянского проектного авангарда. Вокруг журнала складывается сплоченный коллектив единомышленников (Ф. Раджи, Паоло Нава (Paolo Nava), Гаэтано Пеше (Gaetano Pesce), Этторе Соттсасс (Ettore Sottsass), члены групп «Archizoom», «Superstudio» и др.), который инициирует целую серию новаторских проектных, издательских и концептуальных акций, в том числе создание свободной школы-лаборатории дизайна Global Tools (1973—74).
 
Одновременно с организационно-издательской и теоретико-критической деятельностью Мендини обращается к дизайнерскому проектированию, делая острые, «радикальные» вещи, замечательные прозрачностью и пластической выразительностью воплощения базовых концептов проектного радикализма, яростно полемизирующего с догмами модернизма и «хорошего дизайна» (светильник «Баухауз» — редизайн, выполненный в духе критического комментария; «антипотребительская» серия объектов из соломы, где акцент перенесен с продукта на процесс изготовления; стул «Ласу», сжигаемый после создания — своего рода аутодафе традиционного дизайна  «полезных вещей» и пр.).
 
Когда становится очевидным процесс угасания и распада «радикального движения», Мендини уходит из «Casabella» и в 1977-м создает с помощью своих прежних соратников журнал «Modo» — рупор пострадикализма и нарождающегося «нового дизайна». В соответствии с идейными установками итальянского дизайнерского постмодернизма (неомодернизма), которые Мендини сам же и формулирует в блестящих, сопровождаемых комиксами редакционных статьях-эссе, он создает совершенно новый тип профессионального издания, ориентированного на выявление междисциплинарных и межкультурных связей нового дизайнерского проектирования. В 1980 году Мендини становится главным редактором журнала «Domus», в течение двух лет ведет его параллельно с «Modo», после чего целиком посвящает себя новому изданию. Кардинально меняя облик и содержание этого достаточно умеренного, добропорядочного и институционально благополучного журнала, Мендини превращает его в еще один центр «нового дизайна», смещая, однако, внимание на искусство, моду и своего рода «от кутюр» дизайнерского авангарда. Начинает выпуск приложений к нему: «Domus Moda» и «Quademi Domus».
 
Параллельно Мендини занимается энергичной деятельностью по собиранию и организации рассеянных сил потенциальных «новых дизайнеров», активно привлекая к сотрудничеству группу «Алхимия», членом которой является с конца 70-х годов. Инициирует и координирует множество проектных программ, учебных курсов, выставочную деятельность и прочее, превращая каждую инициативу в своего рода проектно-поисковую лабораторию, объединяющую лучшие силы итальянского проектного авангарда.
 
Среди подобных проектно-поисковых и критико-теоретических акций наиболее значимы: программа 1979 года «Декоративный проект» (разработка декоративных покрытий в промышленности по заказу ряда промышленных отраслей), имевшая менее прагматическое продолжение в 80-е годы в русле стратегии «Декоративный человек»; обширнейшая программа «Банальный проект» (раздел «Тематические аспекты» на выставке «Форум дизайн» в Линце, выставка «Банальный объект» на Венецианском биеннале, серия коллекций группы «Алхимия» и инсталляций-перформансов, книга «Похвала банальному» —  все в 1980 году); ряд историко-критических инициатив в духе постмодернистской «цитатной» ретроспекции и неомодернистского проектного комментария (коллекции «Bauhaus I» и «Bauhaus II» группы «Алхимия», 1979 — 80; выставка «Итальянский дизайн 50-х годов» и одноименная монография-каталог, (1980); программа и выставка «Архитектура-гермафродит» (1981) и пр. В 1981 году публикует книгу-манифест «Прощай, архитектура».
 
Излюбленная Мендини форма реализации подобных программ на рубеже 70—80-х годов — средовая инсталляция-перформанс, осуществляемая либо в контакте с авангардными театральными группами («Бесконечная мебель» —  Mobile Infinito, 1981; ряд сценографий для театральной труппы «Magazzini Criminali»), либо самостоятельно — так называемые «немые сцены» («Городской интерьер», Палаццо Диаманти во Флоренции, 1978; реконструкции «банальных комнат»; оборудование витрин и интерьеров модных магазинов Фьоруччи и др.).
 
В 80-е годы наряду с такой театрализованной формой предъявления концептуально-стилевых программ Мендини все шире разворачивает более прагматические формы их реализации, разведывая нетрадиционные пути сотрудничества проектного авангарда с промышленностью: долгосрочные программы по перепроектированию фирменного имиджа (наибольшей известностью пользуется зародившаяся в конце 70-х годов и продолжающаяся до сих пор программа «Tea & Coffe Piazza» — «Площадь чая и кофе» — для компании «Alessi», включающая проектные коллекции ведущих представителей мирового авангарда и предусматривающая обновление и расширение типологии и номенклатуры продукции, разветвленную культурную деятельность, в том числе издание новых по типу рекламно-искусствоведческих монографий); разовые малосерийные коллекции авангарда для самых авторитетных фирм с устойчивым имиджем (например, одна из первых коллекций такого рода «Браччодиферро» — «Железное рукопожатие» — для компании «CASSINA» в конце 70-х годов или более поздняя «Driade soft»  для «Driade» и др.); создание на базе подобных коллекций специальных подразделений и филиалов компаний, в том числе характерно итальянских издательских микрофирм («ZABRO» при «ZANOTTA», ателье «Алхимия» и др.).
 
Проект объединил одиннадцать ведущих архитекторов постмодернизма, таких как Майкл Грейвз, Паоло Портогези, Ханс Холляйн, Альдо Росси и других. Главная идея акции была сформулирована как «архитектура в миниатюре». Одиннадцать оригинальных сервизов из серебра, спроектированных в рамках проекта, были выпущены ограниченным тиражом и представлены публике в Милане, в церкви Сан Карпофоро.
 
К этому времени относятся многочисленные стилевые (знаковые) вбросы в промышленный дизайн Мендини-художника, который приобретает репутацию модельера предметного мира, определяющего уровень «от кутюр» итальянской и мировой продукции. Среди наиболее известных его проектов такого рода - кресло «Прустэ» (ателье «Алхимия», 1980), мебель-растение «Kaktus» (ZANOTTA, 1981), кресло и кушетка «Sabrina» (Driade, 1982), кофейный сервиз (Alessi, 1983), кресло «Сан Леонардо» («Маттео Грасси», 1985), «Метафизическая мебель» («Мирабили», 1985), серия малой мебели - зеркала, вешалки, полочки, столики, табуреты и пр. («Балери» и Elam, 19), серия столов «Макаоне» (ZANOTTA, 1987), гамма декоративных паттернов — обивочных тканей, декоративных покрытий пола, отделочной плитки и пр.
 
С 1982 года сотрудничает с фирмой Zanotta. С 1994 г. — проектирует множество офисов для часовой фирмы «Swatch», а также модели часов Cosmesis и Metroscape.
 
Для ALESSI  Мендини создал, в частности, известную серию «Анна». Эта серия представляет собой многочисленные кухонные приспособления в виде антропоморфных фигурок с одинаковым условным лицом Анны: Анна-свеча, Анна-время, Анна-сыр, Анна-перец, Анна-свет и т. д. Коллекция стала одной из самых продаваемых в середине девяностых.
 
В середине 80-х годов, в период нарастания внутреннего кризиса в «новом дизайне» (его коммерциализации и профанации), Мендини резко снижает свою публичную активность. В 1985 году он покидает «Domus» и на время уходит в подполье, продолжая, однако, разрабатывать в узком кругу единомышленников из «Алхимии» проектно-критические акции и программы, зачастую отмеченные интонацией разочарования (перформанс «Ничто», 1984) или имеющие сугубо частный, интимный характер («Живописный дизайн», или «Спроектированная живопись», — парадоксальное столкновение методов спонтанного живописания и проектирования), а также занимается педагогической деятельностью (с 1983 года — профессор дизайна в Высшей школе прикладного искусства в Вене).
 
В конце 80-х Мендини вновь выходит на широкую арену культурной жизни в качестве идейного вдохновителя и главного редактора журнала «Ollo». Этот журнал, практически лишенный текстов и строящийся на подборе визуального ряда, расценивается критикой как самое передовое явление в сфере графического дизайна, полиграфии, визуальной коммуникации и информации рубежа 80 — 90-х годов.
 
В это же время Мендини обращается к архитектуре, открыв совместно со своим братом Франческо студию «Ателье Мендини». Среди его построек: Музей Гронингер в Нидерландах (1989-1994), Башня Рая в Хиросиме (Япония, 1989), Casa Della Felicita для Альберто Алеcси в местечке Омегна (Италия, 1989). Для совместной работы над последним проектом Мендини привлекает к сотрудничеству таких выдающихся дизайнеров современности как Боба Вентури, Альдо Росси, Этторе Соттсасса, Акиле Кастильони, Андреа Бранци и др.
 
Фигура Мендини, в течение двадцати лет являющегося организатором, координатором, критиком, поэтом и душой обновления итальянской и международной проектной культуры (в 1979 году эта его деятельность была отмечена премией «Золотой циркуль»), воплощает в себе лучшие черты деятеля культуры итальянского типа. Тонкий и элегантный дизайнер, блестящий стилист, обладающий острым чутьем и безупречным вкусом, он на протяжении всей своей карьеры жертвует личными творческими амбициями во имя более масштабной задачи — инициации культурной жизни и культурных феноменов. Вместе с тем собственное творчество Мендини, как бы распыленное по множеству коллективных инициатив и раздаренное множеству дизайнеров, с исключительной яркостью обнажает некоторые существенные черты поэтики итальянского анти- и неомодернизма.
 
В своеобразном триумвирате «отцов» итальянского «нового дизайна» рядом с философом и «гуру» Этторе Соттсассом, создателем онтологии и иконографии «нового проектирования», и историографом и теоретиком Андреа Бранци (Andrea Branzi), систематизатором многообразных концептуальных импульсов «новой проектной реальности», Алессандро Мендини представляет полюс поэзии в собственном смысле слова, полюс интимно-лирической, душевной и даже откровенно сентиментальной сублимации «итальянской альтернативы» в проектной культуре. Ярко выраженная творческая интравертность, своеобразный аутизм Мендини, пафос субъективизма, противостоящий ложному объективизму анонимно-безличного канона «хорошего (промышленного) дизайна», позволяют ему, быть может острее и тоньше других, выявить и обыграть принципиальную антиномичность и порой мучительную и небезопасную для его адептов психодраматичность «нового дизайна», взрастающего на столкновении концептуального и пластического, рефлексивного и импульсивно-интуитивного, спонтанного и программного. С другой стороны, интенсивность эмоционального переживания самого феномена «проектности», ее неустранимого, хотя и чрезвычайно многоликого логицизма и интеллектуализма, обусловливает особую роль Мендини в создании эстетики, «нового дизайна», того «стиля Алхимия», который при всей своей самобытности поражает типологической близостью к эстетическому миру ар нуво — эстетике «конца века» по преимуществу.
 
Своеобразной выразительной формой «проектного искусства», по сути дела изобретенной Мендини и не имеющей аналогов в истории проектной культуры, формой, которая соединяет в себе отточенный стилизм, доведенный до пределов изысканности эстетизм (и даже не лишенное претенциозности эстетство) , филигранную интеллектуальную драматургию, психологическую рефлексивность, превращающую прихотливый лабиринт психоанализа в род орнаментальной игры, и экзистенциальную нервную импульсивность, являются прославленные концепты-метафоры Мендини и соответствующие им проектные или квазипроектные программы: «сентиментальный робот» (метафора современного человека — гиперчувствительного полуавтомата) , «хрупкое выживание» (артификация жизни и предметного мира как императив современной эпохи), «новая религиозность», «мягкий проект», «де-проект» (проектирование изымающее и отсекающее, в противовес проектированию добавляющему), «черный дизайн» (непроницаемость будущего для прогнозирования и предвидения), «не-вещь» (мир без вещей), «вещи без возраста» (проектирование по ту сторону исторического потока времени) и пр.
 
Эти и подобные им проектные метафоры и акции Мендини «на входе» обычно имеют сугубо концептуальный, даже литературный характер (так, «Банальный проект» родился как комментарий к книгам А. Моля и Ж. Бодрийяра о китче), однако «на выходе» они отнюдь не предстают в качестве иллюстрации к литературной идее, но выступают как продолжение, развитие концептуального (аналитического, критического, познавательного, рефлексивного) процесса на ином — не вербальном, но визуально-пластическом, пространственно-временном, тактильном — языке, демонстрируя явную недостаточность, а зачастую и неадекватность вербального языка для познания мира в эпоху «после модернизма» и обнажая своего рода кентаврическую природу «слабого» проектного сознания и его инструментария.
 
Являясь наиболее ярким представителем, носителем и адептом «слабого» проектного сознания, превратившим свою жизнь в развернутую метафору «слабого» проектирования, а свой интеллект и свое творчество — в поле для экспериментов, в том числе психологических, с парадоксальным, абсурдным, релятивным, неопределенным, противоречивым, с процессом бесконечного дробления личности на множество «я» и сделавшим это ради отыскания путей и критериев реидентификации личности в безумном, лишенном ориентиров и критериев мире постмодернистской вседозволенности, Мендини предстает в ауре интеллектуального и экзистенциального подвижничества с известным трагическим оттенком.
 
Полагая неослабевающее интеллектуальное и «сентиментальное» напряжение, «циническую» беспощадность рефлексии и обнаженность чувств, а следовательно, постоянный дискомфорт творческого сознания нравственным императивом творчества в постиндустриальную эпоху, Мендини одним из первых заметил в молодом поколении «новых дизайнеров» симптомы филистерской самоуспокоенности и самодовольства, погружения творческой мысли в болото коммерческой и маньеристической инерции.
 
Демонстративный уход Мендини с авансцены проектного процесса в середине 80-х годов, совершенный на грани нервного срыва, был воспринят как знамение близкого конца героического этапа «нового дизайна», однако его новое появление в первых рядах законодателей «проектного вкуса» во главе журнала «Ollo» свидетельствует о том, что энергетический, в том числе эстетический резервуар «слабой» рефлексии далеко не исчерпан, и удерживает от скоропалительных выводов и преждевременной панихиды.
 
Плоды поистине вулканической деятельности Мендини представлены во многих музеях мира и коллекциях по всему миру. Его работы находятся в постоянной экспозиции Музея современного искусства и в Метрополитен Музее в Нью-Йорке, в Центре Помпиду в Париже и других музеях.
 
Сайт студии Алессандро Мендини: http://www.ateliermendini.it/
 
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Музей Гронингер в Нидерландах (Groningermuseum, Groningen, Netherlands 1989-1994)
Музей Гронингер в Нидерландах (Groningermuseum, Groningen, Netherlands 1989-1994), архитектор Алессандро Мендини
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Alessandro Mendini. Алессандро Мендини.
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Chairs (set of 4), 1983 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Spaziale chair, 1981
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Proust's armchair. Cappellini, 1978
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Vase, 1992
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Armlehnsessel Dora (pair), 1987 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Mobile libreria Helianthus, 1992
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Cabinet Cleome Elegans, 1993 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Terra chair, 1974
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Mobile Metafisico, 1986 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини.
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Commode Calamobio, 1985
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Anna. ALESSI Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Ondoso coffee table, 1978
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Zebra chair, 1984
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Vase. Soldato di vetro, 2005 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Ollo chair
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Vase. ABC collection, 2007 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Kandissi sofa, 1979
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Mikiolone shelving unit, 1986 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Bisazza Foundation Collections
Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Spaziale chair - table, 1981 Alessandro Mendini. Алессандро Мендини. Table rectangulaire, Macaone, 1985

Добавить комментарий

CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер